Амулет Оружие

Амулет Оружие Оружие

Мы уже не раз говорили о самых разных видах оружия, которое помогает китайцам в их вечной борьбе с невидимыми силами зла.

Как читатель помнит из предыдущей главы, в церемониях "но" принимали участие люди, вооруженные копьями, луками и стрелами, а по завершении их императоры династии Хань вручали своим вельможам копья и шесты из персикового дерева, считая их наилучшей защитой от призраков.

Многие истории показывают, как во время нападений призраков и всеобщей паники, вызванной их внезапным появлением, люди хватались за оружие. Нет сомнений в том, что подобное случалось бы гораздо чаще и в куда более широком масштабе, если бы власти, которых, прежде всего, заботила их собственная безопасность, не запретили хранение оружия.

Наилучшей репутацией в качестве врага демонов и призраков в Китае пользуется Цзянъ, кинжал или обоюдоострый меч. Он считался амулетом против действия потусторонних сил уже в I веке, по крайней мере, если верить свидетельству автора, жившего пять столетий спустя.

«Когда император Чжан-ди, чье имя было Да, сидел на троне уже тринадцать лет (88), он отдал приказание, чтобы в реку Ишуй бросили меч, отлитый в восьмом году правления под девизом Цзяньчу (83), дабы покончить с явлениями "человеческого колена".

В "Каноне вод" Хун Цзинаня сказано: "В реке Ишуй живут существа, по своему облику напоминающие человеческое колено. У них есть когти; люди, купающиеся в реке, часто погружаются в воду и более не выплывают"».
«Дао цзянь . лу», «Записи о ножах и мечах». Представляет собой собрание из примерно семидесяти историй об этих видах оружия, начиная с древнейших времен. Текст приписывается Тао Хун-цзину, знаменитому лекарю. Подлинность его сомнений не вызывает.

Амулет Оружие


С особой энергией меч использовали заклинатели духов при династии Тан.

«Лекарь-даос из Линкуна по имени Е имел обыкновение шептать заклинания над своим кинжалом, после чего изо всех сил ударять им по лежащей на животе больного ветке персика или ивы. Ветка разлеталась на две части, причем, никаких ран на теле больного не оставалось. Один раз он ударил мечом лежавшую перед ним женщину так сильно, что разрубил ее тело на две половины. Кровь хлынула потоком и залила пол, а стоявшие рядом члены семьи громко вскрикнули от ужаса. Однако даос приставил половины тела одна к другой, брызнул на них набранной в рот водой и пробормотал заклинание — части тела соединились, как ни в чем не бывало» («Чжао е цянь цзай»).

Лекари, с таким же неистовством размахивающие мечом, существовали и в куда более поздние времена.

В императорском декрете, изданном для судов 18 числа девятого месяца 1808 года, сообщалось о трех жителях Мукдена, которые лечили людей выстрелами из ружей и серпами, что повлекло смерть одного из больных. Ведомство наказаний приговорило их к смертной казни через удушение за практикование врачебного искусства посредством еретических методов.

В декрете повелевалось, чтобы военный губернатор Мукдена запретил подобные практики специальным указом, поскольку они широко распространились в трех восточных провинциях, а также привлек внимание лекарей к тому, что в высшей степени глупо лечить болезни выстрелами из ружей и размахиванием мечами, и что те, кто доведет больного до смерти, будут осуждены на смерть по закону («Эдикты императора Жэнь-цзуна», гл. 11).

Согласно поверьям, чудодейственность меча, когда он используется для борьбы с призраками, значительно усиливается, если одновременно с ударами произносить ужасные заклинания.

Особенно могущественны те заклинания, введение или создание которых традиция приписывает наделенным божественным даром людям или легендарным правителям древности, перед несокрушимой мощью и добродетелью которых пасуют даже самые страшные существа потустороннего мира.

Понятно, что самое лучшее заклинание в таком случае — то, которое произносил Фу Си, первый из пяти мифических императоров, принесший людям Дао, когда он сражался с демонами:
«Император севера тридцать шесть раз проскрежетал зубами, а потом пробормотал такое заклинание: "Я владею огромным небесным топором, чтобы разрубать на части призраков в их пяти формах; один удар этого божественного меча рассеивает десять тысяч призраков"»
(«Бэй вэнь юнь фу», гл. 35, 1.12).

Если всемогущая формула окажет должное воздействие на меч, он сможет выполнить свою работу даже без помощи человека.

Так, в одном сочинении мы читаем:«В детстве я слышал об одном лекаре-даосе, который владел волшебным искусством разрубать на части призраков. Когда он хотел попрактиковаться в нем, он клал меч в пустой комнате, брызгал на него водой изо рта и угрожающим тоном приказывал ему уничтожить призраков. Потом он закрывал комнату и никому не давал входить в нее. На следующий день весь пол в комнате был залит кровью.
Много лет спустя мне довелось заночевать в его доме, так что я собственными глазами смог увидеть его искусство. Я упрашивал его показать мне свое мастерство; поначалу он отказывался под предлогом того, что не может раскрыть тайны, но, в конце концов, согласился.
Он вышел из дома, принес какой-то плод и, загадочным образом потерев о него меч, обрызгал пол в доме водой. Тем же вечером мы взглянули на воду — она окрасилась в цвет крови.
И тут я понял, в чем заключается его метод. Всякий человек состоит из начала ян и гуй, начала инь; от ян он получает тело и так становится человеком; другая же часть его, отделяясь от тела, становится его гуй. Кровь производится телом, но откуда же тогда берет кровь бестелесная вещь?
В Поднебесной все, что имеет кровь, обязательно имеет и телесную форму. Благородного мужа можно ввести в заблуждение с помощью колдовства, однако очень трудно настолько одурачить его, чтобы он свернул со своего пути. Тот, кто глубоко понимает великие правила благопристойности, никогда не станет жертвой хитроумной ереси».

(«Цюй и шо», «Рассуждения об устранении сомнений». Сочинение посвящено разоблачению и опровержению колдовства и суеверий).

Успешно сражаться с призраками с помощью меча может далеко не каждый. В руках неопытного человека меч может потерять всю свою экзорцистскую силу и даже быть использованным против самого человека призраком, на которого нападают.

«В последнем году правления императора Му-ди (361) военный советник Хуань Вэнь сидел как-то ночью в своем кресле и вдруг увидел призрака, лежащего на стропилах крыши. Призрак, скаля зубы, смотрел прямо на него своими огромными, широко раскрытыми глазами.
Приблизившись к призраку, Хуань Вэнь изо всех сил ударил его мечом, и, казалось бы, удар достиг цели, однако на самом деле он лишь поранил себе колено — кровь хлынула потоком.
Вновь занес он меч над призраком, и опять лишь нанес рану самому себе. К счастью, меч был не слишком острым, поэтому раны оказались не смертельными».
(«Ю мин лу»)

Экзорцистская сила ножей, кинжалов и мечей хорошо иллюстрируется следующими весьма любопытными медицинскими рецептами Гэ Хуна, которые вошли в его сочинение и которые предписывается использовать во время «внезапных кошмаров», т. е. при апоплексических ударах или обмороках.

Эти рецепты, как и многие другие медицинские указания мудрецов прошлого, по-прежнему применяются на практике и в наши дни.

«Положите больного на землю и прочертите острым мечом линию вокруг него, начиная с левого плеча, если это мужчина, и с правого, если это женщина.
Затем почешите нос больного кончиком меча, а потом засуньте его в ноздрю примерно на одну десятую цуня. При этом крепко держите больного, чтобы он не мог двигаться. И тогда на языке призраков он начнет молить о пощаде. Вы спросите, кто он и чего он хочет, и призрак станет просить, чтобы его отпустили.
Теперь необходимо затереть пальцами около плеча лежащего больного часть прочерченной на земле линии, чтобы призрак мог уйти.
Спрашивать призрака непременно следует четко и громко».
(Гэ Хун «Чжоу хоу Бей цзи фан» (Рецепты под рукой на случай необходимости, IV в.), гл. 1, разд. 5).

Особенной силой обладают мечи, которыми прежде владели знаменитые полководцы, отважные воины, нещадно уничтожавшие врагов, или же прославленные борцы с потусторонними существами, ведь их могущественный дар сохраняется в тех вещах, к которым они прикасались.

Герои многочисленных историй, вооруженные такими мечами, не боялись находиться ночью в одиночестве в домах и жилищах, облюбованных демонами, и ни одному, даже самому страшному дьявольскому созданию, не удавалось одолеть такого человека — все они в страхе бежали под ударами чудодейственного оружия.

В наши дни обоюдоострый меч по-прежнему является незаменимым вадемекумом колдунов-у; немалая роль приписывается ему и во время так называемых «экзорцистских процессий», которые мы описывали выше.

Чудодейственную силу такого оружия можно увеличить, если рукоять его обмотать красной тканью.

Иногда вместо меча используется сабля, заточенная с одной стороны. Оружие это — очень древнее, еще Ван Чун говорил, что в его время оно использовалось для изгнания бесов.

И мечи, и сабли, используемые в ходе шествий, как правило, сделаны из стали. Но иногда их заменяют на игрушечные деревянные мечи, вырезанные из древесины персика.

Особенно высоко ценится оружие, сделанное из дерева, в которое ударила молния — в таком случае оно «заражается» небесным огнем и светом, которые в высшей степени опасны для всякого рода потусторонних существ, стремящихся навредить людям.

Амулет Оружие


Для изгнания демонов достаточно даже миниатюрных муляжей. В Амое и по сей день широко распространен обычай носить такие амулеты на груди или поясе, причем предпочтение китайцы отдают иве, в первую очередь — срубленной в пятый день пятого месяца, когда солнце, главный враг всевозможных демонов, теоретически находится в апогее.

Суй Юань свидетельствует, что в Чаншани, провинция Чжэцзян, широко распространено поверье, что горные сяо очень боятся одного вида мечей, сделанных из тутового дерева, ибо знают, что тут же погибнут, если человек ударит их оружием, вырезанным из старого тутовника. Поэтому жители данной области весьма успешно справляются со всякой нечистью, вывешивая мечи на воротах своих домов (Дополнения к «Цзы бу юй», гл. 5).

Несомненно, что к этой же категории амулетов мы должны отнести и миниатюрные медные мечи, к которым приварены круглые монеты с квадратным отверстием посередине.

Амулет Оружие


Китайцы, как правило, глубоко почитают эти предметы, восходящие к глубокой древности; по поверьям, в стародавние времена маленькие мечи или же монеты в форме меча получили широкое распространение в качестве денег.

Но в равной степени вероятно, что более реальной причиной наделения подобных предметов экзорцистскими способностями является их форма, ведь монета с квадратным отверстием в середине по форме напоминает эфес, если смотреть на него сверху.

Амулет Оружие

Амулет Оружие


Амулеты эти отливают по случаю строительства или восстановления храма и раздают жителям округи или общины, чтобы отвратить от них несчастья, которые могут принести строительные работы, когда люди волей-неволей вторгаются в обиталище духов земли и тревожат их.

На монетах обычно начертано имя божества, в честь которого возводится храм, например, Шунь тянъ шэн му, Священная Мать, Покорная Воле Неба. Она считается богиней моря и покровительницей моряков.

На обратной стороне монеты — дата, например Сяньфэн имао, «год имао периода правления под девизом Сяньфэн» (1855).

На одной стороне пластины может иметься надпись бао бай чи сы тан чун цзянъ, а на другой — чжэн дянъ шан юань юн, что означает: «По случаю восстановления храма, из которого он защищает своих чад; использовать, когда будут сооружены стропила главного зала».
Дулитл «Социальная жизнь китайцев», гл. 31. Во время строительства храма или дома в первую очередь с помощью лесов воздвигается конек крыши.

Если монеты, отлитые в форме меча, обладают способностью изгонять демонов, то почему такой силы должны быть лишены мечи, целиком сделанные из монет? Такие мечи продаются в лавках, и есть во многих китайских семьях.

Длина их, как правило, от сорока до шестидесяти сантиметров. Основу меча составляет металлический стержень. С помощью двойной веревки красного отвращающего демонов цвета, которая продевается в отверстия монет, прикрепляют двадцать-двадцать пять штук по обеим сторонам прута таким образом, что они частично накладываются друг на друга. То есть каждый ряд монет представляет собой поверхность пластины меча.

Рукоять делается похожим образом, или же веревка с монетами просто обвязывается вокруг оставшейся части прута. Защитная рукоять и набалдашник тоже делаются из монет.

Амулет Оружие


Многие мечи украшены маленькими кисточками и разноцветными шелковыми нитями.

В хорошем мече все монеты должны быть отлиты в правление одного императора, поскольку, по поверьям, все, что имеет отношение к императору, обладает экзорцистской силой. А раз так, то девиз царствования, имеющийся на каждой монете, будучи многократно повторенным, существенно усиливает чудодейственное могущество меча.

Неудивительно поэтому, что мечи, сделанные из монет, считаются весьма опасным для потусторонних сил оружием. Особенно полезны они, если их поместить над постелью больного, роженицы или же за занавесями супружеского ложа.

Как мы помним, уже в правление династии Хань в процессиях но принимали участие лучники. По китайским поверьям, нашедшим отражение в многочисленных историях, часть из которых мы уже приводили в нашем исследовании, призраки очень боятся луков и стрел.

Амулет Оружие


В китайских сочинениях мы читаем также и об обычае рисовать в канун Нового года на стенах и воротах домов не только копья и щиты, но и луки и стрелы. Причем рисуют их на свежевыбеленной поверхности, поскольку белый цвет, противостоящий черному, олицетворяющему потусторонний мир, также способствует отвращению демонов.

Амулет Оружие


Дулитл перечисляет следующие амулеты, которые укрепляют на крышах домов:
«Три стрелы кладут в глиняную трубку и закрепляют на скате крыши, причем трубка указывает на какой-нибудь удаленный предмет.
Кроме того, ставят фигурку юноши, сидящего на неведомом и неописуемом трехногом животном с луком в руках».
(«Социальная жизнь китайцев», гл. 31).

Если верить Ван Чуну, то уже в его эпоху даже такие нехитрые и примитивные виды оружия, как палки и дубины, считались китайцами надежным подспорьем в противостоянии потусторонним силам. Особенно полезны те из них, что сделаны из персикового дерева, которого призраки и демоны боятся как огня.

Но могут помочь даже простые ивовые или бамбуковые палки: именно ими самозабвенно и отважно размахивали жители Хунчжоу во время всеобщей паники 1557 года. В тексте, датируемом VI веком, говорится, что «в первый день наступившего года над воротами укрепляют ивовые ветви, дабы всевозможные призраки не осмелились войти в жилища».
«Ци минь яо шу», «Важнейшие искусства, помогающие людям». Сочинение, в котором содержатся рассуждения о сельском хозяйстве, ремесле и даже медицине. Датируется VI столетием или чуть более поздним временем. Возможно, до нас дошли только фрагменты куда более объемного оригинала, с последующими дополнениями и изменениями. Об авторе его, Цзя Сысе, известно только то, что он занимал пост губернатора Гаопина, на территории нынешней провинции Шаньси.

В южных районах провинции Фуцзянь существовал, а быть может, существует и по сей день обычай вывешивать на воротах домов ветки персика или ивы в том случае, если есть опасность вторжения нежелательных гостей. Ими же усиленно обмахивают того, кто упал в обморок под воздействием чар демона, до тех пор, пока человек не придет в себя.

Вот что, например, мы читаем в географическом описании области Чжанчжоу:
«В тридцать шестом году периода правления под девизом Цзяцзин (1557), зимой, в уезде Лунъяньсянь распространились ложные слухи о демонах-лошадях, во время пришествия которых люди видели, как на землю падают кометы.
Женщин, сталкивавшихся с ними, внезапно одолевала дремота, а потом они падали без чувств. Чтобы вернуть их к жизни, их относили домой, и обмахивали ветками персика и ивы.
Жители уезда вывешивали на воротах домов персиковые и ивовые ветви, а по ночам собирались вместе. Женщины сидели под открытым небом, а рядом с ними стояли мужчины, чтобы защитить их; все они били в гонги и барабаны вплоть до наступления утра.
В то время в уезде один странствующий буддийский монах продавал амулеты. Тан Сян, начальник уезда, сказал: "Должно быть, это он призывает призраков!« Он арестовал его и допросил.
Оказалось, что для того, чтобы продать побольше амулетов, буддийский монах распространял слухи о красных языках пламени, якобы пожирающих небо. То есть все эти зловещие явления были вызваны человеком. Монаха подвергли порке и бросили в темницу, и призраки перестали наводить страх на людей.
В двадцать девятом году периода правления под девизом Ваньли (1601) и в пятнадцатом году периода правления под девизом Чунчжэнь (1642) угрожающие знаки возникали вновь, и опять причиной их стало такое же колдовство. Однако старые люди уже знали, что это — всего лишь мошенничество; они схватили всех торговцев амулетами и убили их прямо на месте, после чего призраки исчезли».
(«Чжанчжоу фу»).

Очевидно, что способность изгонять призраков приписывается дереву ивы оттого, что форма иероглифов лю и ян, имеющих значение «ива», указывает на связь со светлым космическим началом и весной.

Так, иероглиф ян состоит из элементов «дерево» и «светлое начало ян», и таким образом буквальное его значение «дерево ян»; а иероглиф лю составляют элементы «дерево» и «мао» — второй из трех циклических знаков, олицетворяющих восток и весну.

Получается, что ива — дерево второго весеннего месяца, во время которого наступает весеннее равноденствие, символизирующее окончательную победу светлых сил космоса над тьмой.

Де Гроот «Демонология древнего Китая»


Амулет Оружие Гэ Хун (283-343 гг.)

Знаменитый ученый, даос, алхимик, врач и фармаколог эпохи правления династии Цзинь (265-420 гг.). Родился на территории современной провинции Цзяньсу. Происходил из старинного чиновничьего рода, данные о котором восходят в 1 в.н.э., когда один из предков Гэ Хуна был награжден императором Гуан-у-ди за помощь, оказанную ему при восшествии на престол, и получил земельное владение на юге Китая. Ко времени рождения Гэ Хуна семья обеднела. Рано осиротев, он оказался в трудном материальном положении. Тем не менее Гэ Хун усиленно занимался, соединяя изучение конфуцианства с постижением тайн даосизма.

В 303 г. в качестве младшего офицера принял участие в подавлении крестьянского восстания, за что впоследствии был награжден аристократическим титулом. Затем он предпринял безрезультатное путешествие на север Китая в поисках даосских текстов. По возвращению на юг занимал ряд незначительных должностей.

Последние годы своей жизни Гэ Хун провел в уединении на горе Лофушань близ Гуанчжоу на крайнем юге Китая, занимаясь наукой. Здесь же он написал большую часть своих произведений.

Важнейшим его трудом является алхимический трактат «Баопу-цзы» (Мудрец, объемлющий первозданную простоту), названный так по псевдониму самого Гэ Хуна. В нем он подробно излагает даосское учение о достижении физического бессмертия и описывает способы его обретения, важнейшим из которых, по мнению Гэ Хуна, является алхимия, то есть создание элексира бессмертия из киновари, соединенной с другими веществами.

Амулет Оружие

Заклинательные надписи или печати для амулетов данные Гэ Хуном в книге «Баопу-цзы».

Гэ Хун является автором частично сохранившейся до наших дней медицинской книги «Чжоу хоу бэй цзи фан» (Рецепты по рукой на случай необходимости), в которой в популярной форме описаны способы лечения 70 различных заболеваний, в основном острых.

Среди методов лечения Гэ Хун особо выделял прижигание, отмечая его простоту, удобство и дешевизну. Он также призывал применять прижигание при срочной медицинской помощи, когда под рукой нет соответствующих лекарств.

Согласно древним письменным источникам, жена Гэ Хуна – Бао Гу (309-363 гг.) – была первой женщиной в Китае – специалистом по прижиганию.


специально для dna.com.ua