Представление о демонах и экзорцизм в даосизме

Представление о демонах и экзорцизм в даосизме Мы открываем чрезвычайно важную и интересную для всего нашего обширного исследования религиозной системы Китая тему.

Нарисовав на основе анализа источников подробную картину китайской религии и определив ее как анимистическую, теперь мы попытаемся воссоздать ту структуру, которая в течение многих столетий сложилась на этой основе.

Несомненно, что анимизм был сутью религии Китая уже на заре его истории, но и поныне он остается одной из самых главных ее составляющих.

Обширный материал источников, на основе которого нами была во всех подробностях воссоздана китайская религиозная система, позволяет также выявить принципы функционирования и характерные особенности этой анимистической религии.

Не будет, пожалуй, преувеличением назвать ее «универсальной». В основе ее — представления об одушевленном космосе, вселенной, которую составляют два начала: Инь и Ян.

Ян олицетворяет свет, тепло, рождение и жизнь, а также небесную сферу, продолжающую их.

Инь — это мрак, холод, смерть и, наконец, Земля, которая без животворной силы Ян, Неба, осталась бы безжизненной, погруженной во мрак и ледяной холод.

Ян и Инь, в свою очередь, состоят из бесчисленного множества духов, добрых и злых соответственно, называемых Шэнь и Гуй; в каждом человеке и вообще во всяком живом существе с самого рождения обитают Шэнь и Гуй, которые после смерти возвращаются к Ян и Инь.

Таким образом, человек, имеющий две души, представляет собой микрокосм, спонтанно порождаемый макрокосмом. И в принципе любой предмет является одушевленным, как и сам космос, частью которого он предстает.

Духи Шэнь, принадлежащие к положительному началу космоса, считаются поэтому «добрыми» божествами.

Представление о демонах и экзорцизм в даосизме


Духи Гуй, олицетворяющие противоположное начало, являются носителями зла, демонами и призраками.

Представление о демонах и экзорцизм в даосизме


Понятно, что в мире нет ничего доброго, что не исходило бы от Шэнь, и ничего порочного, что не порождали бы и не навлекали бы Гуй.

Поскольку добрые и злые духи вдыхают жизнь во все части космоса, система «универсального анимизма», естественно, оказывается глубоко политеистической и полидемонистической.

Божества, или Шэнь — это Небо, солнце, луна и звезды, ветер, дождь, облака, гром, огонь, Земля под Небом, моря, реки, горы, скалы, камни, животные, растения и все предметы, в особенности — души людей. И повсюду в поистине неисчислимых количествах кишат демоны.

Взаимодействие Инь и Ян — это космическая взаимная замена или обмен тепла и холода, света и тьмы, то есть ежегодное и ежедневное круговращение природы, постоянное и неизменное, никогда не отклоняющееся от заданного направления. Это — Дао, Путь, предназначенный и структурообразующий порядок во вселенной.

Представление о демонах и экзорцизм в даосизме


И именно Шэнь и Гуй, будучи составляющими Инь и Ян, играют главную роль в распределении добра и зла в этом вселенском миропорядке. Они оказывают на человеческие судьбы такое же влияние, как и сама природа.

Но начало Ян выше Инь, точно так же, как и Небо «выше» Земли. Небо, величайшая сила Ян, является, таким образом, главным Шэнь, или божеством, управляющим всеми призраками и их поступками.

Отсюда — один из главнейших догматов китайской теологии, что ни один призрак не вправе причинить вред человеку без санкции Неба либо с его молчаливого согласия.

Тем не менее, мириады призраков самовольно, по собственной прихоти, пренебрегая ли, «принципом, законами Дао» своими деяниями приносят зло и несчастья в мир.

Однако постулат остается тем же: призраки должны быть, и большей частью они являются единственными посланниками Неба, через которых привносится зло в мир людей.

Точно так же они выступают и в качестве посредников между людьми и божествами, которые, под верховным владычеством Неба, управляют всем миром.

Таким образом, представления о демонах и призраках, подчиняющихся Небу и божествам, являются одной из важнейших составляющих всей китайской религиозной системы.

Божества Шэнь, олицетворяющие положительное начало Ян, являются, по определению, естественными врагами Гуй, принадлежащих к Инь.

Действительно, Инь и Ян вовлечены в вечную борьбу, подтверждением которой служит смена дня и ночи, тепла и холода, лета и зимы.

Поклонение божествам и умилостивление их, играющие наиважнейшую роль в китайской религии, преследуют одну цель — побудить сверхъестественные силы защитить человека от мира зла, или же, спустившись в мир людей, своим устрашающим ликом изгнать призраков и демонов.

Смысл поклонения в том, чтобы вымолить себе счастье, но поскольку счастье есть просто отсутствие бед и напастей, насылаемых призраками, то цель такого культа — обезоружить и изгнать злых духов с помощью добрых божеств.

Вот почему в Китае, в отличие от западного мира, вера в призраков не ограничивается сферой суеверий или сказок. По сути, она — краеугольный камень китайской универсальной религии.

Существование призраков так же, несомненно, как и наличие Инь, темного начала, а значит, и вечного бытия Дао-Пути, всеобщего миропорядка. Однако если бы дело только этим ограничивалось, китайский культ божеств казался бы скорее бесполезным и бессмысленным и, безусловно, принял бы совершенно не те формы, в которых он на самом деле воплотился.

В свое время мы отмечали, что «догмат о демонах» стал одновременно и главным основанием морали. Действительно, во вселенском миропорядке, неизменном и никогда не отклоняющемся от должного пути, порождающем и защищающем всех людей, каждый человек заслуживает беспристрастного и справедливого отношения; плохие люди, отворачивающиеся от естественного добра, неизменно получают посредством Гуй заслуженную кару за свои преступления.

Данный догмат должен был предостерегать от совершения зла, и поэтому демонизм и «демонократия» в качестве наиболее понятного для народных масс религиозного элемента выполняли важнейшую роль «источника морали» для тысяч миллионов тех, кому провидением было уготовано родиться и умереть на земле Восточной Азии.

Несомненно, данный феномен может считаться достойным внимания исследователей истории религии.

Вот, в самом кратком виде, то, что можно назвать основой китайской религиозной системы.

С нашей точки зрения, эту систему допустимо назвать «даосской», поскольку покоится она на доктрине, согласно которой миром управляют Шэнь и Гуй, порождаемые Инь и Ян, их чередование и составляет Дао, вселенский миропорядок. «Даосской» можно назвать и религию, построенную на данном постулате.

Как мы говорили, главная функция такой религии — заставить замолчать злых духов Гуй и одновременно способствовать деятельности Шэнь.

Ее, таким образом, можно обозначить как «экзорцистский политеизм», то есть культ божеств, которыми воображение жителей Восточной Азии населило весь космос, культ связанный, в свою очередь, с высокоразвитым искусством колдовства, основной задачей которого по большей части и являлось изгнание злых духов.

Культ и колдовство, естественно, находятся главным образом в руках священнослужителей.

Однако и мирской люд, находящийся в плену убеждений о вездесущности опасных для человека призраков, ведет с ними ежедневную и ежечасную войну, как оборонительную, так и наступательную.

В этой войне, к описанию которой мы приступаем, люди руководствуются стратегией, созданной стараниями множества склонных к софистическому философствованию умов, и тактикой, которую их предки считали полезной и эффективной, о чем оставили немало письменных свидетельств.

Во все времена в этой войне были свои лидеры: хитрецы, маги и священнослужители, обладавшие Шу, «колдовским искусством» или же тонкими оккультными Фан или Фа, «средствами, методами», позволявшими им не только защищаться от потусторонних сил, но и изгонять их.

Все эти методы, с помощью которых можно было парализовать призраков, обратить их в бегство или даже убить, они либо унаследовали от предшествовавших поколений, либо разрабатывали сами.

Изучение средств и методов колдовского искусства изгнания духов — это, по сути, исследование национальной философии и народных представлений Китая и того огромного влияния, которое суеверия оказывают на умы всех без исключения китайцев, от последних неграмотных уличных поденщиков до министров и императоров.

Поскольку призраки считались главными виновниками болезней и эпидемий, их изгнание и отвращение было одной из первейших составляющих искусства врачевания.

Искусство это выступало в самых разнообразных формах и развивалось по самым разным направлениям, но значительный демонический элемент сохраняется в нем и по сей день. Поэтому в этой книге пойдет речь и о вопросах, связанных с проблемой поддержания здоровья людей.

Читатель может спросить, а насколько борьба с призраками согласуется с догматом о том, что призраки являются посланниками Неба? Неужели способность человека изгонять духов настолько сильна, что может помешать свершению самой воли Неба?

Но язычество следует определенной логике, в том числе и при ответе и на этот вопрос.

Колдовское искусство, утверждает оно, малополезно или же вообще бесполезно в борьбе против несущих вред и несчастья призраков, если они действуют по повелению или с санкции Неба либо других божеств, подобных божествам Стен и Рвов или Восточной горы, и вершат, под небесным надзором, правосудие над человеком.

Такие призраки называются Чжэн или Дуанъ, они существуют и действуют с благословения Дао, и потому деяния их принято называть Юнь или Мин, участью, судьбой.

Представление о демонах и экзорцизм в даосизме


Единственный способ защититься от них — это загладить свои прегрешения добрыми поступками или вымолить прощение у Неба самоуничижением, почтительностью, жертвоприношениями или иными религиозными актами, которые могут совершаться как с помощью священнослужителей, так и без них.

Однако есть и бесчисленное множество неправедных призраков, называемых Се или Инь, которые вредят человеку не с высшего соизволения, но просто в силу своей сущности, либо с целью запугать его и тем самым урвать побольше еды и прочих жертв.

Такие призраки, как правило, робкие и трусливые, ведь Небо не поддерживает их, и потому в борьбе с ними мудрый человек может и должен использовать разные хитрые приемы и методы.

Колдовское искусство китайцев, его истоки и история будут описаны нами на основе китайских сочинений. Поэтому зачастую будет не просто определить, сохранились ли и сегодня те или иные колдовские практики.

Тем не менее, мы вправе утверждать, что многие народные обряды и обычаи, описываемые китайскими авторами, по-прежнему распространены в тех или иных уголках огромной империи. Поистине фанатичный консерватизм, которым так славятся китайцы, предписывает следование и слепое подражание практически всему, что связано с предками.

Де Гроот «Демонология древнего Китая»


специально для dna.com.ua