СОННИК

 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И 
 Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т 
 У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я 

Видения и сновидения

Видения и сновиденияУчение Парацельса


Сны и видения бывают двоякого рода: естественные и сверхъестественные.

К числу естественных снов относятся некоторые видения, наблюдаемые во сне или в мечтаниях. Говорить о них особенно нечего, так как происходят они ежедневно от меланхолии, уныния, либо от нечистой крови, навязчивых мыслей, пережитых событий, которые происходили с человеком за день, и вызвали сильные эмоции, которые оставили след в его сердце и душе.

Например, игрокам часто снятся игра, кости и карты и как они выигрывают и проигрывают деньги. Людям военным снятся снаряжения, порох, латы и сражения, в которых они то одерживают победу, то терпят поражение. Алкоголикам снится вино и то, как они осушают стакан за стаканом. Разбойникам снится разбой и то, как они нередко помогают нести службу наемникам-рейтарам. Убийцы видят во сне убийства, ворам снятся кражи, любовникам и любовницам любовные сцены и т. д.

Видения и сновидения Все это - проделки ночного духа, который забавляется таким способом, заставляя каждого во сне следовать своему влечению, горячит кровь, и пробуждает в ней столь сильный огонь, что погасить его трудно. Наглядный тому пример - влюбленные.

Нигромантические влюбленные (можно сказать околдованные) прилагают немало усилий, пробуя многие приемы, чтобы явиться или встретиться в видениях или во снах со своим любимым в надежде, будто тот (или та) воспылает к ним горячей любовью.

Некоторые из них чертят кровью какой-нибудь знак или пишут какие-нибудь слова, например, свои имена, на девственно чистом пергаменте или на чем-нибудь еще в таком же роде и подкладывают возлюбленному или возлюбленной под матрац или подушку. Так, девушки подкладывали парням пояски, шнурки от корсетов, ленты из волос, головные платки и многое другое в том же роде, но ничего путного из этого не выходило, предсказания не сбывались, и поэтому вера в них пропала.

Всем, кто занимается искусствами, многое открылось, и было постигнуто в видениях или снах. Так как в душе их всегда горит неугасимая страсть. Их воображение строит чудо за чудом и привлекает к себе во сне тени философов, а затем выбирает для изучения то искусство, в котором они могут многого достичь.

Но в основном сны забываются. Поэтому, проснувшись поутру, приверженец искусства говорит: "Я видел сегодня ночью дивный сон. Мне, словно живой, явился тот или иной философ, и научил меня тому или иному искусству, но у меня все выпало из памяти и забылось".

Тому, кому привиделся такой сон, не следует, пробудившись, выходить из комнаты и разговаривать с кем-либо, а необходимо остаться одному и сосредоточиться. Тогда все снова всплывет у него в памяти, и он увидит воочию свой сон.

Сказанное до сих пор относится к естественным видениям или снам, которые грезятся еженощно. О них следует помнить, что все такие сны, радуют они или печалят наш дух, обычно не сбываются, ибо им что-нибудь препятствует. Поэтому доверять им следует далеко не всегда.

Видения и сновидения Но другие сны, происходящие сверхъестественным образом, поистине гонцы и посланники, предназначенные и отправленные нам самим Господом Богом. Они - не что иное, как ангелы или добрые духи, готовые оказать нам помощь, и предстают перед нами, обычно, когда мы терпим в чем-нибудь большую нужду.

Так, в Евангелие три волхва явились перед Младенцем - Иисусом Христом, к которому они пришли издалека, и которого искали. После того, как волхвы нашли Иисуса Христа, они должны были вернуться к Ироду, чтобы поведать тому о своей находке. Но во сне явился им ангел Господень и повелел не возвращаться к Ироду, а идти назад в свою страну иным путем. Ибо Господь знал, что Ирод лукавил, и поэтому пожелал, чтобы тот был обманут.

Такие же сверхъестественные сны видели Иосиф и Иаков по дороге из Вирсавии в Харран. Анании, Корнелию и многим другим также были даны видения во сне, происходившие сверхъестественным образом и в то же время отражавшие нечто реально происходившее, но их сообщения оставили без внимания. Между тем они были правдивы, не хотели, да и не могли лгать.

Относительно же таких сверхъестественных видений, того, как они к нам поступают и возникают перед глазами, следует знать, что мы обязаны милосердию Божьему. Поэтому когда мы с горячей верой устами и сердцем возносим молитву, Он посылает нам таких гонцов, и они возникают перед нами, наподобие духов, предупреждают нас, утешают, поучают, согревают и т. д.

Такие ночные видения были хорошо знакомы Валааму. Ибо согласно Священному Писанию, он мог иметь и получать такие видения в любую ночь столь часто, сколько сам того желал, отчего в Священном Писании ему дано суровое имя, и он назван пророком, хотя таковым и не являлся.

Дело в том, что Священное Писание не проводит различия, а называет пророками всех, кто испытывает и переживает нечто сверхъестественное, не будучи святым. Но для этого имеется весьма глубокая причина.

Господь желает, чтобы мы странствовали в простоте, как апостолы, не размышляли и не пытались постичь те высокие скрытые вещи, которые происходят сверхъестественно, дабы мы не могли по злому умыслу причинить вред ближнему и тем самым не обрекли жизнь и душу свою на проклятие.

Поэтому не все те, кто назван в Священном Писании пророками, являются таковыми. Ибо если бы все были пророками, то тогда три мудреца с Востока были бы сверхпророками. Так как они были столь опытны в искусствах и, прежде всего, в вещах сверхъестественных, как никто до них или в их время.

Однако Священное Писание называет их не пророками, а волхвами. Как это надлежит понимать? А так (и не иначе), что свое искусство и огромную сокрытую мудрость они не использовали во зло. Так как волхование или магия является таким искусство, которое можно достичь через веру. Колдовство же или волшебство может рождаться из волхования, когда волхование используется во зло.

Но вернемся к видениям и снам, о которых следует знать, что некоторые во сне бывали, вознесены к Богу и созерцали величие Божье, радость озаренных Им и муки проклятых. И хотя они впоследствии забыли виденное, все же память о нем до конца их дней осталась в их сердцах. Ибо все это, говорю я, можно видеть духом. Если мы ищем милосердия Божьего в нашей молитве с верой, то нам откроются все тайны, и мы узрим их, как видели их Исаия и Иоанн.

Это - истинные откровения и видения, верить и доверять которым можно несравненно больше, чем всем видениям всей нигромантии (вызывание духа), будь то видения в зеркалах, наперстках, камнях, воде и тому подобных вещах. Ибо все нигромантические видения вводят в заблуждение и ложны.

И хотя появляющиеся в них духи нередко разговаривают, отвечают на вопросы и, подняв пальцы, клянутся тысячью клятвами, все равно им нельзя верить и на них полагаться. Они могут вводить в заблуждение по повелению и воле Божьей, а может случиться и так, что они просто не в силах изречь истину.

Из тех же видений, о которых шла речь выше, происходят все откровения, согласующиеся и совпадающие со всеми пророчествами. Ибо, откуда брали пророки свои откровения? И как открывались им тайны? Только из таких сверхъестественных видений, созерцаемых духом во сне.

Поэтому необходимо в них сначала найти причину, а затем возвести основание на слове и повелении Божьем, и с молитвой в твердой вере искать Господа, и Он охотно даст нам то, что обещал словом Своим и повелением.

Следует еще кое-что сообщить о том, что касается духов и теней умерших людей, которые являются и предстают перед нами во сне, хотя они умерли лет пятьдесят или сто назад. Это требует особенно глубокого обдумывания, и многое можно было бы сказать. Я опущу здесь примерно половину и напишу о них в надлежащем месте, а пока хотел бы сообщить и заметить лишь одно.

Там, где такое происходит и нам является призрак, можно с превеликим вниманием отнестись к тому, что он нам покажет, сообщит или попытается сделать с нашей помощью. Такое не всегда следует считать сказкой. Ибо, если бы могло быть так, чтобы человек во сне был столь же разумен, сколь и наяву, и мог спросить у призрака все, что захочет, то ему была бы показана истина о любой вещи, однако об этом мы пока воздержимся говорить что-либо.

Парацельс.