АстроЭнциклопедия
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И 
 Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т 
 У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я 

«sTARBABY»

«sTARBABY»

Так называемый инцидент «sTARBABY» явился скандалом, когда Комитет по научным исследованиям заявлений о паранормальном (КНИЗОП) внес неслучайные, тенденциозные астрологические данные в статистический тест на астрологическое влияние. Цель дополнительных данных заключалась в том, чтобы трансформировать результаты теста, подтверждавшего особые астрологические отношения. Необычное название «sTARBABY», явившееся названием принципиальной статьи, раскрывавшей обман, намекало на сказку дядюшки Римуса, в которой Братец Кролик пытается заставить Смоляного Бычка освободить его — но в результате увязает еще глубже.
В середине 70-х годов Пол Куртц, профессор философии Нью-Йоркского Государственного университета в Буффало, собрал 136 подписей ученых в поддержку антиастрологического заявления. Этот документ — «Протест против астрологии» — был опубликован в сентябрьском-ок- тябрьском номере журнала «Гуманист», где редактором был сам Куртц. Тон заявления был грубым: оно изображало астрологию иррациональным заблуждением и называло астрологов шарлатанами. «Протест против астрологии» был также направлен в прессу и получил широкий отклик. Неожиданная огласка вдохновила Куртца и других на учреждение КНИЗОПа, организации, посвященной развенчиванию «псевдонауки». «Протест против астрологии» был напечатан в том же номере «Гуманиста», где появилась статья Лоуренса И. Джерома «Астрология: магия или наука?». Эта статья атаковала, среди других высокоуважаемых французских астрологов, Гокленов, обвинив их в использовании сложных статистических тестов в астрологических целях. Результаты тестов в основном не поддержали традиционную астрологию, но зато вскрыли некоторые статистически значимые корреляции. Эти корреляции сформировали базу для дальнейших исследований, и в конце концов Гоклены пришли к заключению, что они открыли определенные астрологические отношения. Мишель Гоклен опроверг статью Джерома и начал открытую легальную акцию против «Гуманиста», обвинив журнал в искажении его взглядов. Отклик Гоклена в сочетании с газетной шумихой, поднятой «Протестом против астрологии», побудил КНИЗОП устроить эмпирическое развенчание астрологии — развенчание, сфокусировавшееся на работе Гокленов.
Из разнообразных корреляций, открытых Гокленами, самым сильным был так называемый «эффект Марса», связь между достижениями в атлетике и положением планеты Марс — планеты, традиционно ассоциирующейся с физической энергией — в определенных влиятельных секторах неба (например, вблизи восточного горизонта или рядом с зенитом) в момент рождения индивида. Будучи уверенным, что любой настоящий тест на астрологическое влияние не подтвердит эти корреляции, «Гуманист» опубликовал вызов Гокленам, предлагавший подвергнуть их оригинальные находки относительно «эффекта Марса» эмпирической проверке. Оригинальные исследования проверяли данные рождения атлетов с помощью статистических вероятностей; «Гуманист» предложил проверить их находки на данных рождения неспортсменов. Вопреки ожиданиям скептически настроенных критиков «Тест зелена» (по имени Марвина Зелена, проводившего этот тест) подтвердил оригинальные находки Гокленов. Вынужденные признать поражение, Зелен, Куртц и их коллеги быстро переменили курс и начали подвергать сомнению достоверность оригинальных данных атлетов, которых исследовали Гоклены. Это в конце концов привело к тому, что Гоклены согласились на новый тест по «эффекту Марса», который должен был провести КНИЗОП на базе данных американских атлетов.
Деннис Ролинз, один из основателей КНИЗОПа и специалист по планетарному движению, наблюдал за вычислениями. Обеспокоенный получением «фальшивки» на предварительных результатах нового теста, Куртц навестил Ролинза и узнал, что первые результаты, кажется, подтверждают «эффект Марса». По словам Ролинза, Куртц в ответ на эти новости тяжело вздыхал и говорил «хватающим за душу голосом, как человек, одержимый дьяволом, который не хочет уходить». Затем Куртц снабдил Ролинза дополнительными данными об атлетах. Последняя группа данных, переданная Ролинзу, содержала список спортсменов с чрезвычайно низким «эффектом Марса» — настолько низким, что они смогли зачеркнуть «эффект Марса» оригинальной группы. Ролинз убедился, что последняя группа атлетов не была случайно выбранной (группа подобрана тенденциозно — с целью опровергнуть «эффект Марса»), Вначале Ролинз попытался исправить то, что он понял, не поднимая шума, и обратился к другим членам КНИЗОПа. Но в ответ руководство КНИЗОПа исключило его из организации. Тем временем Куртц опубликовал результаты «теста», заявив, что «эффект Марса» решительно не подтвердился. Однако Ролинз вскоре напечатал публичное разоблачение под названием «sTARBABY» в популярном «паранормальном» журнале «Судьба». Обвинения Ролинза были поддержаны статьей Патрика Карри «Исследования "эффекта Марса”», которая появилась в журнале «Зететический ученый» вскоре после публикации «sTARBABY». Последовавшая за этим волна возмущений в конце концов заставила Куртца и штат КНИЗОПа, замешанный в проведении теста, опубликовать частичное признание вины. В этой «переоценке» признавалось множество слабостей теста, но ни слова не говорилось ни о манипуляциях с данными, ни о том, что «эффект Марса» мог быть результатом астрологического влияния.
Для большинства астрологов инцидент «sTARBABY» явился примером отношения возможных разоблачителей. Хотя многие скептики более разумны, чем КНИЗОП, все же за случаем «sTARBABY» стоят личности, скорее готовые защищать довольно' узкую интерпретацию научной ортодоксальности, чем эмпирическую истину. Их образ потускнел в результате инцидента, и с тех пор КНИЗОП стал избегать активных экспериментов.